Стратегическое ядерное вооружение СССР и России.  
 

Ядерное
оружие

 


Программа модернизации конца 70-х годов

Основными чертами проводившейся во второй половине 70-х годов модернизации стратегических сил СССР и США стали, с одной стороны, увеличение про-тивосилового потенциала средств доставки, а с другой — стремление снизить уязвимость стратегических носителей.

В 1977 г. в США было принято решение об оснащении части развернутых ракет Minuteman III более мощными боеголовками, значительно увеличившими противосиловые возможности этих ракет. Развертывание новых боезарядов, которыми в итоге были оснащены 300 ракет, было начато в декабре 1979 г. Кроме этого, Соединенные Штаты уделяли значительное внимание обеспечению неуязвимости создаваемой ракеты MX. К числу новых программ, которые были осуществлены в США, относилось создание новой ракеты морского базирования С-4, развертывание которой на лодках Poseidon было начато в 1979 г. В дальнейшем планировалось развертывание этих ракет на подводных лодках Trident, первая из которых — "Огайо" — вошла в состав флота в 1982 г. В 1977 г. в США было принято решение о прекращении программы создания бомбардировщика В-1 и начале размещения крылатых ракет на бомбардировщиках В-52.

К программам, осуществленным во второй половине 70-х годов в СССР, относятся создание модернизированных ракет УР-100НУТТХ и МР УР-100УТТХ, которые были поставлены на боевое дежурство в 1978-1979 гг. В сентябре 1979 г. на боевое дежурство была поставлена оснащенная 10 боезарядами ракета Р-36МУТТХ. Положения Договора ОСВ-2, по-видимому, несколько ограничили масштаб развертывания новых ракет, оснащенных РГЧ ИН, но в целом предоставляли СССР возможность завершить перевооружение стратегических сил. Комплексы наземного базирования, которые подлежали ликвидации—"Темп-2С" и орбитальный вариант Р-36, — в любом случае должны были выводиться из боевого состава. Создание же новых ракет "Тополь” и РТ-23, работа над которыми была начата в 1976-1977 гг., Договором фактически не ограничивалось.

В 1976 г. в состав флота вошел первый ракетоносец проекта 667БДР (Delta III), оснащенный ракетами с РГЧ ИН. Кроме этого, в 1977 г. был заложен первый ракетоносец проекта 941 (Typhoon), оснащенный твердотопливными ракетами Р-39 (SS-N-20), а в 1979 г. была начата разработка новой жидкостной ракеты морского базирования Р-29РМ (SS-N-23), которая впоследствии была развернута на подводных лодках проекта 667БДРМ.

К концу 70-х годов относится начало работ по оснащению бомбардировщиков Ту-95 крылатыми ракетами. Первые испытательные пуски крылатых ракет Х-55 с бомбардировщика Ту-95 состоялись в 1978 г., а в 1981 г. было начато производство бомбардировщиков Ту-95МС, которые должны были нести по 6 крылатых ракет (впоследствии Ту-95МС оснащались 16 ракетами). Кроме этого, в СССР продолжалась работа над созданием бомбардировщика Ту-160.

Среди других событий конца 70-х годов особую важность представляло собой решение блока НАТО о размещении на территории Европы 108 ракет средней дальности Pershing II и 464 крылатых ракет наземного базирования. Размещение этих систем должно было стать ответом на начавшееся в 1976 г. развертывание советских ракетных комплексов "Пионер" (SS-20). Поскольку ракеты, размещенные на территории стран НАТО, могли быть использованы для поражения целей на значительной части европейской территории СССР, их размещение не без оснований воспринималось Советским Союзом как попытка обойти ограничения Договора ОСВ-2. Однако США и их союзники настаивали на том, что отказ от планов развертывания этих ракет может быть произведен только в обмен на ликвидацию комплексов "Пионер".

В целом, начало 80-х годов было охарактеризовано значительным ухудшением советско-американских отношений, проявлениями которого стали приостановка переговоров об ограничении стратегических вооружений и интенсификация программ модернизации стратегических сил. В 1981 г. администрация США объявила о том, что не будет добиваться ратификации Договора ОСВ-2. Кроме этого, в октябре 1981 г. было объявлено о возобновлении программы создания стратегического бомбардировщика В-1В, а также о решении приступить к развертыванию ракет MX в шахтных пусковых установках и начать размещение крылатых ракет морского базирования на подводных лодках.

Одна из причин, по которой предпринятая США программа модернизации стратегических сил была встречена в Советском Союзе с большим беспокойством, заключалась в том, что она в большой степени обесценивала усилия, приложенные СССР для достижения паритета с Соединенными Штатами и обеспечения возможности нанесения ответно-встречного и ответного удара. Советский Союз к началу 80-х годов в основном закончил развертывание основных элементов системы предупреждения о ракетном нападении, а также системы боевого управления и связи. В 1982 г. СССР объявил об отказе от применения ядерного оружия первым, что свидетельствовало о том, что вариант ответно-встречного или ответного удара серьезно рассматривался в качестве основного варианта действий стратегических сил.

С этой точки зрения осуществляемые США программы воспринимались в Советском Союзе как попытка приобретения потенциала первого разоружающего удара. Переоснащение ракет Minuteman III, значительно увеличившее их про-тивосиловые возможности, а также предполагаемое развертывание очень точных ракет MX означали, что США приобретают возможность уничтожения высокозащищенных шахтных пусковых установок. Кроме этого, разработка ракеты Trident II (D-5), которая по точности не уступала MX, означала, что возможностью поражать высокозащищенные объекты будут обладать и ракеты морского базирования. Противосиловые возможности баллистических ракет морского базирования представляли собой потенциально очень серьезную проблему, так как советская космическая система предупреждения не была предназначена для обнаружения пусков этих ракет. Обнаружения могли избежать и крылатые ракеты морского базирования, которые также обладали высокими противосиловыми возможностями. Еще одну серьезную проблему представляло собой развертывание ракет средней дальности и крылатых ракет на территории Европы. Советский Союз имел все основания полагать, что эти ракеты, обладавшие малым подлетным временем и исключительно высокой точностью, смогут быть использованы для нанесения первого удара по ключевым объектам системы управления и связи или для уничтожения руководства страны.

Другой программой, вызвавшей серьезную озабоченность Советского Союза, стала Стратегическая оборонная инициатива, о начале работ над созданием которой было объявлено в марте 1983 г. Намерение Соединенных Штатов построить широкомасштабную систему противоракетной обороны территории страны, которая включала бы в себя элементы космического базирования, воспринималось в СССР как подтверждение того, что США стремятся нарушить в свою пользу сложившийся в 70-е годы примерный баланс возможностей стратегических сил.

В этих обстоятельствах Советский Союз в основном продолжал осуществление программ, начатых во второй половине 70-х годов. Практически единственной масштабной программой в области стратегических вооружений, решение о которой было принято в начале 80-х годов, стала программа создания ракеты

Р-36М2 (SS-18 Mod 6), представлявшей собой очередную модификацию ракеты Р-36М. Все остальные программы — создание ракетоносцев проектов 667БДРМ (Delta IV) и 941 (Typhoon), оснащенных крылатыми ракетами Х-55 бомбардировщиков Ту-95МС и Ту-160, а также разработка грунтового мобильного ракетного комплекса "Тополь" (SS-25) и ракет РТ-23УТТХ (SS-24) шахтного и железнодорожного базирования — были начаты в конце 70-х годов.




 






Военное обозрение

 
 
  Новости  
  Авиация  
  Россия  
  Флот  
  РВСН  
  Оружие  
  Страны  
  Фирмы  
  Книги  
  Видео  
  Фото  
  Словарь  
 



Реклама