Стратегическое ядерное вооружение СССР и России.  
 

Ядерное
оружие

 


Начало разоружения: Договор СНВ-1

Переговорный процесс, закончившийся подписанием Договора ОСВ-2, был прерван после того, как администрация США в 1981 г. объявила о том, что не будет добиваться ратификации этого Договора. В то же время, Соединенные Штаты выразили готовность к началу новых переговоров, целью которых должно было стать сокращение стратегических вооружений. Формально эти переговоры были начаты в июне Н)82 г., однако общее состояние советско-американских отношений делало какой-либо существенный прогресс практически невозможным. Как СССР, так и США в начале 80-х годов продолжали осуществлять свои программы модернизации стратегических сил, придерживаясь основных ограничений Договора ОСВ-2. Заключение нового соглашения потребовало бы существенных изменений в структуре и составе группировок стратегических сил, к которым не была готова ни одна из сторон.

Основное внимание в начале 80-х годов было уделено вопросу о средствах средней дальности в Европе, решение о развертывании которых воспринималось СССР как явная попытка обойти только что достигнутые соглашения об ограничении стратегических вооружений. Переговоры о ядерных средствах в Европе были начаты в октябре 1980 г. и возобновлены в 1981 г. Наиболее существенной проблемой, которая делала невозможным достижение соглашения, стала проблема учета средств союзников США по НАТО — Великобритании и Франции. Советский Союз был готов сократить количество своих ракет средней дальности до уровня, имевшегося у НАТО. США настаивали на учете только советских и американских средств, выражая готовность отказаться от планируемого развертывания ракет Pershing И и крылатых ракет наземного базирования в ответ на ликвидацию всех советских ракет средней дальности, основную долю которых составляли комплексы "Пионер" (SS-20).

Переговоры об ограничении ядерных вооружений в Европе были полностью остановлены 23 ноября 1983 г., во многом под влиянием кризиса в советско-американских отношениях, вызванного инцидентом с корейским авиалайнером, произошедшем 1 сентября 1983 г. Мотивируя свое решение об уходе с переговоров, Советский Союз ссылался на отказ США остановить начало развертывания своих ракет средней дальности. Уход советской делегации с переговоров о ядерных средствах в Европе сопровождался также приостановкой переговоров о сокращении стратегических вооружений, очередной раунд которых закончился 8 декабря 1983 г. без назначения даты следующей сессии.

После продолжавшейся около года паузы Советский Союз и США в ноябре 1984 г. объявили о готовности начать переговоры, которые охватывали бы вопросы стратегических вооружений, ядерных средств в Европе, а также вопросы Космических вооружений. Окончательное согласование даты начала переговоров и круга рассматриваемых на них вопросов было проведено в январе 1985 г., а первая сессия переговоров была открыта 12 марта 1985 г. Дальнейший ход переговоров, а также существенные изменения в советско-американских отношениях, произошедшие во второй половине 80-х годов, были непосредственно связаны с изменениями в советском руководстве, которые стали следствием того, что в марте 1985 г. пост Генерального секретаря ЦК КПСС занял М. С. Горбачев.

Практически сразу после смены советского руководства была начата подготовка советско-американской встречи на высшем уровне, которая состоялась в ноябре 1985 г. Несмотря на то, что в ходе встречи не удалось достичь никаких конкретных договоренностей, стороны обозначили круг требующих разрешения проблем. Наиболее серьезным вопросом, по поводу которого СССР и Соединенные Штаты не смогли достичь понимания, стала осуществлявшаяся США программа создания систем противоракетной обороны. Советский Союз настаивал на прекращении или существенном ограничении работ в этой области, а Соединенные Штаты отстаивали свое право продолжать разработку противоракетных систем.

Одной из попыток советского руководства коренным образом изменить содержание советско-американского диалога стала обнародованная в январе 1986 г. широкомасштабная программа сокращения ядерных вооружений, в соответствии с которой все ядерное оружие должно было быть ликвидировано к 2000 г. Несмотря на то, что программа в целом была явно нереалистична, основные меры, которые предлагалось осуществить на первом этапе сокращений — ликвидация ракет средней дальности и сокращение вдвое числа стратегических носителей — впоследствии послужили основой для позиции СССР на переговорах о сокращении вооружений.

Предложения о сокращении стратегических вооружений и средств средней дальности были выдвинуты Советским Союзом в ходе советско-американской встречи в верхах в Рейкьявике, состоявшейся в октябре 1986 г. В ходе этой встречи была достигнута принципиальная договоренность о 50%-ном сокращении всех компонентов стратегических сил, в том числе советских тяжелых ракет. Кроме этого, Советский Союз вновь выразил готовность пойти на исключение средств передового базирования США из числа стратегических носителей. Советский Союз также снял требование об учете ядерных средств средней дальности Франции и Великобритании и выразил готовность пойти на полную ликвидацию всех советских и американских ракет средней дальности в Европе. Однако эти предложения Советского Союза были увязаны с ограничением деятельности по созданию противоракетных систем, в частности с обязательством о невыходе из Договора по ПРО в течение десяти лет. Поскольку США отказались пойти на ограничение работ в области ПРО, Советский Союз снял свои предложения.

В марте 1987 г. Советский Союз пошел на то, чтобы отделить достижение договоренности о ракетах средней дальности в Европе от вопроса о соблюдении Договора по ПРО. Результатом этого решения стало достаточно быстрое достижение окончательной договоренности о полной ликвидации ракет средней дальности. При этом в ходе переговоров сфера действия Договора была расширена и СССР и США договорились о полной ликвидации ракет, дальность которых лежала в пределах от 500 до 5500 км. Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (Договор РСМД) был подписан 8 декабря 1987 г. и вступил в силу

1 июня 1988 г. В соответствии с Договором Советский Союз ликвидировал все ракетные комплексы "Пионер" (SS-20), а также ракеты Р-12 (SS-4) и Р-14 (SS-5) и оперативно-тактические ракеты, дальность которых превышала 400 км.

Поскольку сокращение стратегических сил по-прежнему было увязано с ограничением деятельности США по созданию противоракетной обороны, переговоры о стратегических вооружениях проходили сложнее. К июню 1988 г. сторонам удалось согласовать основные положения возможного соглашения. Предполагалось сократить количество стратегических носителей до 1600 единиц у каждой из сторон, а количество боезарядов —до 6000. При этом на ракетах морского и наземного базирования должно было остаться не более 4900 боезарядов. Советский Союз также подтвердил свою готовность вдвое сократить количество тяжелых ракет. Были согласованы также ограничения на суммарный забрасываемый вес и правила зачета боезарядов на бомбардировщиках, не оснащенных крылатыми ракетами.

Следующим важным событием, определившим дальнейших ход переговоров, стало решение Советского Союза отказаться от увязки вопроса о невыходе из Договора по ПРО с заключением соглашения о сокращении стратегических вооружений. Об этом решении было объявлено в сентябре 1989 г. Кроме этого, СССР согласился не включать в сферу действия будущего договора крылатые ракеты морского базирования. Несмотря на то, что новые предложения СССР означали устранение основных препятствий на пути к заключению договора, для его окончательного согласования потребовалось еще около двух лет. В итоге Договор о сокращении стратегических наступательных вооружений (Договор СНВ-1) был подписан 31 июля 1991 г.

Основными положениями Договора СНВ-1 являются сокращение количества стратегических носителей до уровня 1600 единиц и количества боезарядов, размещенных на этих носителях, до 6000 единиц. При этом, поскольку для определения суммарного количества боезарядов в Договоре предусмотрены специальные, порой достаточно сложные правила зачета, фактическое количество боезарядов, которое стороны могут иметь на вооружении, превышает зачетную величину. В дополнение к общим ограничениям на количество боезарядов в Договоре СНВ-1 установлены ограничения на боезаряды, числящиеся за баллистическими ракетами наземного и морского базирования, количество которых не должно превышать 4900 единиц, а также за мобильными ракетами наземного базирования, на которых должно быть развернуто не более 1100 боезарядов. Количество тяжелых ракет должно быть сокращено вдвое, так что их число не должно превышать 154 единицы. Кроме этого, Договором ограничивается суммарный забрасываемый вес баллистических ракет, который не должен превышать 3600 тонн.

Правила зачета боезарядов были сформулированы так, что за каждой баллистической, ракетой засчитывается максимальное количество зарядов, с которым были развернуты ракеты данного типа. Число боезарядов, числящихся за бомбардировщиками, определяется по более сложной схеме. За каждым бомбардировщиком, не оснащенным для крылатых ракет большой дальности, числится один боезаряд независимо от реального количества боезарядов, которым может быть оснащен данный бомбардировщик. Для бомбардировщиков, оснащенных для крылатых ракет, правила подсчета различны для СССР и США. За каждым оснащенным для крылатых ракет бомбардировщиком США засчитывается 10 боезарядов в том случае, если он находится внутри квоты в 150 бомбардировщиков с КРВБ. За всеми бомбардировщиками с КРВБ, развернутыми сверх этой квоты, засчитывается максимальное количество боезарядов, которое может нести бомбардировщик. Для Советского Союза все бомбардировщики с КРВБ внутри квоты в 180 единиц считаются несущими 8 боезарядов. Кроме этого, бомбардировщики США не могут оснащаться для более чем 20, а Советского Союза—16 крылатых ракет.

В Договоре предусмотрен ряд мер, предусматривающих возможность снижения количества боезарядов, числящихся за определенным типом ракет. Такая операция может быть проведена только с двумя существующими типами ракет, а на ракетах одного типа количество боезарядов не может быть уменьшено более, чем на 500 единиц. В дополнение к двум типам ракет США могут уменьшить количество боезарядов, числящихся за ракетами Minuteman 111. В то же время, уменьшение количества боезарядов на этих ракетах не может быть произведено до истечения семилетнего срока, в течение которого должны быть закончены предусмотренные Договором сокращения. Для того, чтобы предотвратить воз-

2 — 4369 можность создания так называемого "возвратного потенциала", Договор требует, чтобы общее уменьшение зачетного количества боезарядов не превышало 1250 единиц, а количество боезарядов, числящееся за ракетой определенного типа, не уменьшалось более, чем на четыре. Кроме этого, если количество боезарядов на ракете уменьшается более, чем на два, то платформа, на которой размещались боезаряды, подлежит уничтожению. Это же требование относится к платформам ракет Minuteman III с которых снимаются боеголовки.

Значительное внимание в Договоре было уделено мобильным ракетным комплексам. Кроме ограничения количества боезарядов, которое может быть размещено на мобильных ракетах наземного базирования, положения Договора СНВ-1 накладывают определенные ограничения на боевое патрулирование этих ракет. В то же время, эти ограничения сформулированы таким образом, чтобы соответствовать сложившейся практике боевого дежурства мобильных комплексов. В отношении мобильных ракетных комплексов предусмотрены также более строгие, чем для шахтных ракет, процедуры ликвидации. В частности, для исключения мобильной ракеты из зачета необходимо уничтожение не только пусковой установки, но и самой ракеты. Для ракет шахтного и морского базирования уничтожения самих ракет не требуется.

Одним из наиболее существенных недостатков Договора стало отсутствие в нем положений, регулирующих развертывание крылатых ракет морского базирования. Советский Союз и США ограничились сделанными при подписании Договора политическими заявлениями, в соответствии с которыми они обязались не развертывать более 880 крылатых ракет морского базирования, а также информировать друг друга о планах развертывания этих ракет.

На момент подписания Договора в составе стратегических сил СССР находились 1398 баллистических ракет наземного базирования, 940 баллистических ракет морского базирования, размещенных на 62 подводных лодках, а также 162 стратегических бомбардировщика, из которых 99 были оснащены крылатыми ракетами. Всего за 2500 носителями, в соответствии с правилами зачета Договора СНВ-1, числился 10271 боезаряд. США на момент подписания Договора располагали 2246 носителями, за которыми числилось 10563 боезаряда. В число носителей США входили 1000 баллистических ракет наземного базирования, 672 ракеты морского базирования и 574 бомбардировщика, из которых 189 были оснащены крылатыми ракетами. Суммарный забрасываемый вес МБР и БРПЛ у СССР составлял 6626.3 т, у США—2361.3 т.

Вскоре после подписания Договора СНВ-1 Соединенные Штаты и СССР в одностороннем порядке осуществили ряд мер по снижению боеготовности своих ядерных сил. Эти меры, о которых было объявлено в конце сентября — начале октября 1991 г., были в первую очередь призваны снизить вероятность несанкционированного использования ядерного оружия. В число мер вошли снятие с боевого дежурства всех ракет старых типов, которые должны были быть ликвидированы в соответствии с Договором СНВ-1, и снижение уровня боеготовности стратегических бомбардировщиков. Наиболее важным шагом стало снятие с кораблей и подводных лодок всех крылатых ракет, а также других нестратегических ядерных систем. Часть ядерных крылатых ракет морского базирования подлежала уничтожению, а часть была направлена в хранилища. Кроме этого, уничтожению подлежали все тактические ядерные заряды, находившиеся на вооружении сухопутных войск. Советский Союз обязался остановить развертывание ракетных комплексов железнодорожного базирования, а развернутые железнодорожные комплексы были ограничены в передвижениях и размещены в пунктах базирования.




 






Военное обозрение

 
 
  Новости  
  Авиация  
  Россия  
  Флот  
  РВСН  
  Оружие  
  Страны  
  Фирмы  
  Книги  
  Видео  
  Фото  
  Словарь  
 



Реклама