Стратегическое ядерное вооружение СССР и России.  
 

Ядерное
оружие

 


Организация боевого патрулирования стратегических ракетоносцев

Районы боевой службы и боевого патрулирования

До появления межконтинентальных баллистических ракет морского базирования, ракетные подводные лодки могли осуществить атаку по объектам противника только из стартовых позиций, находящихся на относительно небольшом удалении от его побережья. Ракетные лодки проектов АВ-611, 629, 658, 667А должны были находиться в районах боевых действий (боевой службы). Каждой подводной лодке назначался основной и запасной районы боевых действий (боевого патрулирования), в пределах которых выделялись районы огневых позиций и ожидания. В угрожаемый период лодки переходили из районов ожидания в районы огневых (стартовых) позиций. Находясь на огневой позиции, ракетная подводная лодка была способна произвести пуск ракет по намеченным целям в кратчайшее время после получения приказа. Районы ожидания и огневых позиций назначались таким образом, чтобы обеспечить возможность длительного маневрирования подводных лодок при максимальной скрытности и требуемой готовности ракетного оружия. Подводной лодке мог назначаться и специально разработанный замкнутый маршрут патрулирования. На таком маршруте она в течение всего похода должна была находиться в пределах дальности действия своихракет по назначенным целям.

Расположение районов боевого патрулирования подводных лодок первого поколения определялось дальностью их ракет. Так, районы патрулирования ракетных лодок проектов АВ-611, 629 и 658 находились в Атлантическом и Тихом океанах, Баренцевом, Серерном и Японском морях. Удаленность стартовых позиций этих подводных лодок от целей не превышала нескольких сотен километров, и лишь после оснащения лодок ракетным комплексом Д-4 она стала достигать 1400 км.

Дальность ракет Р-27 (SS-N-6), которыми были вооружены РПКСН проекта 667А (Yankee I), составляла около 2400 км, а зоны патрулирования этих стратегических подводных лодок находились на удалении около 2000 км от побережья США. Начиная с 1973 г., район боевой службы РПКСН проекта 667А в Атлантике сместился к востоку от США приблизительно на 550 км, что, по-видимому, было связано с принятием на вооружение новых ракет Р-27У, дальность которых достигала 3000 км.

Следующая модификация ракет —Р-29 (SS-N-8), которыми оснащались РПКСН проекта 667Б (Delta I) —обладала совершенно новым качеством. Дальность этих ракет составляла около 8000 км, что позволяло ракетным подводным лодкам поражать цели практически на всем пути их следования по маршруту. Начиная с 1973 г. советские стратегические подводные лодки обрели способность поражать практически любые цели на территории США находясь в пунктах базирования на Кольском полуострове, Дальнем Востоке и Камчатке.

Согласно западным источникам, РПКСН проектов 667Б, 667БД и 667БДР несут боевое патрулирование в районах Гренландского моря, в Баренцевом море и в Охотском море. Иногда один или два ракетоносца находятся вблизи Берингова пролива. Районы патрулирования стратегических подводных лодок третьего поколения —проектов 941 (Typhoon) и 667БДРМ (Delta IV) — по-видимому находятся в Баренцевом море.

Организация боевой службы стратегических ракетоносцев

В конце 50-х годов, после того как ракетные подводные лодки первого поколения вступили в боевой состав флота и ими были совершены испытательные походы, они стали выходить на боевую службу в окраинные и прилегающие моря СССР. До 1963 г. было выполнено несколько отдельных боевых походов к берегам США. Эти походы совершали дизельные ракетные подводные лодки. После 1963 г. было налажено систематическое несение боевой службы в удаленных от территории СССР районах, а с сентября 1966 г. ракетные подводные лодки, как дизельные, так и атомные, стали нести боевую службу (в том числе и у берегов США) непрерывно.

С вступлением в боевой состав ракетоносцев проекта 667А (Yankee I) интенсивность боевой службы стратегических подводных лодок резко возросла, так что в море постоянно находилось 12-15 ракетоносцев.

Первая боевая служба РПКСН проекта 667А в Атлантике началась в июне 1969 г. Через 16 месяцев, с октября 1970 г., стратегические подводные лодки этого типа стали нести службу и на Тихом океане. К 1971 г. в районах боевой службы регулярно находилось четыре РПКСН проекта 667А, из которых три —в Атлантическом океане и один —в Тихом.162 С августа 1973 г. постоянную боевую службу стали нести по два ракетоносца Северного и Тихоокеанского флотов. Такой порядок развертывания стратегических подводных лодок сохранялся по меньшей мере до 1976 г.

На Северном флоте периодичность выхода стратегических лодок проекта 667А на боевую службу обычно составляла 26 суток, при этом цикл несения службы в Атлантике обычно длился 77-78 суток, включая время перехода. В районах боевой службы в Атлантическом океане лодки находились как правило в течение 53 суток.

Аналогичным образом была организована служба РПКСН проекта 667А и на Тихом океане. Периодичность выходов лодок в море составляла 29 суток, время перехода —от 10 до 13 суток, а длительность нахождения в районе боевой службы—52-56 суток.165 Как правило подводные лодки шли в районы службы кратчайшим путем из базы Рыбачий вблизи Петропавловска-Камчатского. Изредка их маршруты проходили по Берингову морю вдоль Алеутских островов.

С середины 70-х годов, после того как на вооружение поступили межконтинентальные БРПЛ и появилась возможность осуществлять запуск ракет из мест базирования, до 20-22 ракетоносцев находилось в высокой степени боеготовности к пуску ракет (на боевом патрулировании в море и боевом дежурстве в базах). Такая интенсивность развертывания сохранялась до начала 90-х годов.

Организация боевого патрулирования на советском флоте предусматривала относительно невысокую степень оперативного использования ракетных подводных лодок. Как правило на боевом патрулировании в море находилось только

15-25% советских РПКСН. Оперативными планами ВМФ СССР предусматривалось, что в угрожаемый период в море должны выйти все подводные лодки, способные это сделать.168 Покинуть береговой пункт базирования должны были даже ракетоносцы, на борту которых не было оружия. Погрузка оружия на эти лодки должна была осуществляться в море. Стратегические подводные лодки, которые не могли по тем или иным причинам выйти в море, но были в состоянии осуществлять ракетную стрельбу, должны были нести боевое дежурство в базе.

За 90-е годы количество РПКСН, находящихся в высокой боеготовности, уменьшилось вдвое,169 причем большая их часть несет боевое дежурство в базах.

Согласно оценкам западных экспертов, на боевом патрулировании в море в начале 90-х годов находилось от 4 до 6 ракетоносцев.

Этапы несения боевого патрулирования

Основными этапами похода стратегической подводной лодки являются выход из базы, переход в район боевой службы, боевое патрулирование и возвращение в базу.

Маршрут следования РПКСН разрабатывается оперативным управлением флота по согласованию с Главным штабом ВМФ. Выработка маршрутов патрулирования стратегических подводных лодок осуществляется в соответствии с оперативными планами Генерального штаба Вооруженных сил, в которых определяется количество РПКСН, находящихся на боевом патрулировании и на боевом дежурстве в базах.

Выход из базы

Выход из пункта базирования является очень важным этапом в обеспечении скрытного патрулирования ракетоносца. Для обнаружения выхода подводных лодок из баз используются различные методы. В частности, США осуществляют регулярное наблюдение за пунктами базирования российских подводных лодок с помощью спутников слежения.

Стратегическая подводная лодка, находящаяся у пирса, представляет собой хорошо заметную цель для спутниковой аппаратуры. По снимкам, полученным спутниковой разведывательной аппаратурой, можно легко отличить стратегические ракетоносцы от других типов подводных лодок, имеющих меньшие габариты. Для наблюдения за пунктами базирования используются низкоорбитальные спутники, оснащенные аппаратурой видимого и инфракрасного диапазонов и радиолокаторами с синтезированной апертурой. Такие спутники не позволяют осуществлять непрерывное наблюдение за базой, предоставляя информацию о находящихся в порту подводных лодках с интервалом 1-3 суток.

Следующий рубеж, который стратегической подводной лодке необходимо пройти скрытно, находится в нескольких десятках миль от выхода в море. Как правило на ближних подступах к пунктам базирования РПКСН находятся одна или две подводные лодки США. Одна из основных задач этих подводных лодок заключается в обнаружении факта прохождения ракетоносца. Поскольку районы выходов из пунктов базирования и подходы к ним хорошо известны, то при благоприятных погодных условиях эту задачу иногда удается выполнить.

В связи с этим выход стратегических подводных лодок из пункта базирования осуществляется при обеспечении максимальной скрытности. Для того, чтобы снизить вероятность обнаружения ракетоносца, перед его выходом в море в районе пролегания его маршрута как правило проводится операция по поиску и вытеснению чужих подводных лодок. При выходе РПКСН из порта его сопровождает боевое охранение, состоящее из сторожевых кораблей, тральщиков и противолодочных вертолетов.

Переход в район боевой службы

Для несения боевого патрулирования ракетные подводные лодки проектов АВ611, 629, 658 и 667А должны были совершить длительный переход от базы к районам боевой службы. В Атлантике маршруты перехода ракетоносцев к районам боевого патрулирования пролегали через рубежи мыс Нордкап — остров Медвежий и Исландия —Фарерские острова. Иногда переход совершался через рубеж Шетландские —Фарерские острова или Датский пролив.

Скорость движения лодки во время перехода выбиралась исходя из того, что переход должен был совершаться скрытно, но в минимальные сроки. В Атлантике средняя скорость РПКСН проекта 667А на переходе составляла 10-12 узлов, так что в район несения боевой службы РПКСН приходил через 11-13 суток.

Во время перехода советские стратегические ракетоносцы были наиболее уязвимы для средств противолодочной обороны (ПЛО). Ключевую роль в обнаружении советских подводных лодок играли позиционные антенны гидроакустических приемников типа SOSUS, которые были развернуты на рубежах мыс Нордкап — остров Медвежий, Гренландия —Исландия —Фарерские острова — Великобритания, а также вдоль Алеутских островов в Тихом океане. С помощью этих антенн удавалось не только регистрировать факт прохода рубежей советскими подводными лодками, но иногда и обнаруживать их на значительном удалении. Эффективность обнаружения повышалась в случае наличия оперативной информации о выходе лодки из базы. После регистрации подводной лодки рубежными антеннами в предполагаемый район нахождения ракетоносца как правило направлялся самолет ПЛО, который более точно определял его положение, курс и при необходимости осуществлял слежение за ракетоносцем. Информация о местоположении ракетоносца могла передаваться надводным противолодочным кораблям или торпедным подводным лодкам.

Для снижения эффективности противолодочных средств советские ракетоносцы использовали ряд приемов, которые помогали им избежать обнаружения. Подводная лодка могла идти в непосредственной близости от торговых судов или боевых кораблей, шумы которых заглушали звук, производимый подводными лодками. В районах расположения позиционных гидроакустических антенн скорость лодок снижалась до максимальной малошумной. Подводная лодка периодически меняла курс с целью проверки отсутствия слежения средствами ПЛО и для снижения заметности лодки в направлении на приемные гидроакустические антенны системы противолодочной обороны.

В некоторых случаях во время перехода в район боевой службы стратегическую лодку сопровождала торпедная ПЛА, в задачу которой входило обеспечение боевого охранения ракетоносца. При этом лодки могли двигаться либо автономно по установленным маршрутам, не имея связи друг с другом, либо в паре, поддерживая скрытную звукоподводную связь.

Боевое патрулирование

В период несения боевого патрулирования задачей ракетоносца является нахождение в постоянной боевой готовности к применению ракетного оружия при поступлении приказа Верховного Главнокомандования. Это означает выполнение ряда требований. Во-первых, необходимо обеспечить боевую устойчивость ракетоносца, т. е. создать такие условия, которые бы не позволили противнику обнаружить и уничтожить ракетоносец до выполнения боевой задачи. Боевая устойчивость ракетоносцев обеспечивается путем создания в зонах их патрулирования укрепленных районов, а также уменьшением их заметности для сил ПЛО противника. Во-вторых, для надежной и своевременной передачи приказа на применение ракетного оружия должна быть обеспечена надежная связь с подводной лодкой. И, наконец, результат выполнения боевого задания зависит от того, насколько точно известно положение подводной лодки в момент старта.

Обеспечение скрытности стратегических ракетоносцев

Параллельно с созданием подводных лодок и ракетных комплексов, позволяющих осуществлять подводный пуск баллистических ракет, усилия советских конструкторов были сконцентрированы на снижении шумности подводных лодок. В 60-х годах американские стационарные гидроакустические системы были способны обнаруживать совершающие переход советские атомные подводные лодки на расстояниях до нескольких сотен километров. Целенаправленные усилия по снижению уровня шумности советских ракетоносцев привели к тому, что к началу 90-х годов уровень шума подводных лодок стал сравним с естественными шумами океана. Дальность, на которой могут быть обнаружены современные российские ракетоносцы, даже в самых благоприятных условиях не превышает нескольких десятков километров.

В районе боевого патрулирования стратегическая подводная лодка поддерживает минимальную скорость хода —до 5 узлов. Глубина погружения при патрулировании выбирается таким образом, чтобы, с одной стороны, обеспечить наилучшие условия для освещения подводной и надводной обстановки, а с другой—затруднить обнаружение самой подводной лодки. Контроль за окружающей обстановкой стратегическая подводная лодка производит с помощью гидроакустической аппаратуры, работающей как правило в пассивном режиме. Поскольку диаграмма направленности чувствительности гидроакустического комплекса имеет максимум в направлении носа лодки и минимум —в направлении кормы, подводная лодка периодически осуществляет маневр разворота для проверки отсутствия слежения.

Активный режим гидроакустического комплекса используется лишь в тех случаях, когда он не угрожает скрытности ракетоносца, либо в ситуациях, когда скрытность перестает быть важной. В частности, активная гидролокация иногда применяется перед всплытием подводной лодки, для уточнения координат цели при торпедной стрельбе, при движении подо льдом для замеров толщины льда и обнаружения препятствий в ближней зоне, при движении на мелководье и участках со сложным рельефом дна.

Связь со стратегическими подводными лодками

Управление стратегическими подводными лодками, находящимися на боевом патрулировании, осуществляется Главным штабом ВМФ через штаб флота с помощью развернутой по всей России системе передающих и приемных радиоцентров и центров космической связи, работающих в непрерывном режиме. Система управления морскими стратегическими силами объединяет каналы связи, действующие на различных физических принципах, что повышает надежность и помехозащищенность всей системы в самых неблагоприятных условиях. Она включает передающие и приемные стационарные радиостанции, работающие в различных диапазонах спектра, спутниковые, самолетные и корабельные ретрансляторы, мобильные береговые радиостанции, а также гидроакустические станции и ретрансляторы. Все элементы системы управления как правило связаны между собой кабельными и радиорелейными линиями связи.

Гарантированное доведение сигналов боевого управления до РПКСН, совершающих боевое патрулирование, обеспечивается их одновременной передачей на группе частот, включающей частоты на сверхдлинных (СДВ), коротких волнах (КВ), а также частотах космической связи. Передача сигналов идет регулярно в соответствии с заданным графиком связи с РПКСН.

Кроме этого, подводная лодка получает сигналы, передаваемые с помощью электромагнитных волн сверхнизкой частоты (СНЧ). Эти волны, частота которых составляет несколько десятков герц, в отличие от более коротких электромагнитных волн могут проникать в толщу воды на глубину до 200-300 м. Так, сигналы станции СНЧ "Зевс", расположенной на Кольском полуострове, могут регистрироваться стратегическими подводными лодками практически в любой точке земного шара. Поскольку скорость передачи информации по каналу СНЧ очень низка, по нему передаются только общие команды для всех РПКСН на боевом

патрулировании, обозначаемые заранее установленным кодом. Например, отдельным кодом может передаваться указание "Подвсплыть для получения приказа на применение оружия" или "Приведение в полную боевую готовность". В мирный период по каналу СНЧ периодически передается код, означающий, что "обстановка нормальная". Отсутствие этого кода в условленное время является сигналом о создавшейся чрезвычайной ситуации.

Сигналы сверхдлинных волн (СДВ) могут проникать в воду на глубину до 5 м. Для приема этих сигналов подводные лодки должны подвсплывать на перископную глубину или разворачивать буксируемые приемные антенны. К концу 80-х годов на территории СССР действовали шесть стационарных станций СДВ, расположенных в Молодечно (Белоруссия), Нижнем Новгороде, Фрунзе, Архангельске, Краснодаре и в Хабаровске. Эти станции обеспечивали связь на большей части Мирового океана (кроме удаленных акваторий Южного полушария, западной части Атлантического и восточной части Тихого океана). Станции продолжают работать, регулярно осуществляя трансляцию на нескольких частотах в диапазоне от 3 до 30 кГц. По каналу СДВ передаются не только общие для всех подводных лодок приказы, но также и сигналы боевого управления.

Для обеспечения надежной передачи приказа на применение оружия в боевых условиях в Советском Союзе были созданы мобильные береговые и авиационные станции СДВ связи. В 1985 г. на вооружение флота поступили самолеты СДВ связи Ту-142МР, которые в угрожаемый период должны осуществлять непрерывное боевое дежурство в назначенных зонах, находясь в готовности к передаче сигналов на стратегические ракетоносцы.187 К концу 1992 г. в России насчитывалось 13 самолетов Ту-142МР, семь из которых дислоцировались на Тихоокеанском флоте, а шесть—на Северном.

Наиболее разветвленной является сеть радиосвязи на коротких и ультракоротких волнах, включающая в себя множество стационарных и мобильных наземных передающих центров и ретрансляционных радиостанций. В состав этой сети входят спутниковые, авиационные и корабельные ретрансляторы. До появления первых советских СДВ-трансляторов "Голиаф” и "Геркулес"189 связь на коротких волнах была единственным способом передать оперативную информацию подводным лодкам, несущим боевую службу у берегов США, а также в Атлантическом и Тихом океанах. Основным недостатком КВ и УКВ связи является необходимость развертывания демаскирующей подводную лодку антенны.

В ряде случаев наряду с радиосвязью может применяться звукоподводная ' связь, основное преимущество которой заключается в отсутствии необходимости всплытия подводной лодки и использования выдвижных и буксируемых антенн.

В то же время, радиус действия звукоподводной связи составляет не более 10-30 км.

Находясь на боевом патрулировании, стратегический ракетоносец как правило не передает никакой информации на берег. Ситуациями, в которых возможен выход в эфир, могут быть обнаружение попытки слежения, от которого ракетоносцу не удается избавиться самостоятельно, крупная авария на борту, тяжелое состояние или гибель членов экипажа.

Кроме этого, обычно предусматривается проведение периодических сеансов связи. В назначенное для сеанса время подводная лодка подвсплывает на перископную глубину и разворачивает антенны для приема информации, передаваемых на средних, длинных, коротких и ультракоротких волнах. Необходимо отметить, что современные подводные лодки могут принимать сигналы и оставаясь на рабочей глубине —они оснащены буксируемыми антеннами для приема внешних сигналов.

Средства навигации РПКСН

В середине 50-х годов определение местоположения подводной лодки производилось с помощью радионавигационных систем. Развернутые в то время системы "Декка" и “Лоран-А" обеспечивали в дневное время точность определения места 0.3-0.5 мили на расстояниях до 600 миль, а в ночное время —0.5-1.5 мили на расстояниях до 300 миль.192 Когда подводная лодка находилась вдали от берега, использовались астрономические измерения, позволявшие определять координаты лодки с точностью менее 1 мили. Однако, поскольку погодные условия не всегда позволяли производить астрономические измерения, разница между истинным положением подводной лодки и расчетным (невязка) в период между замерами могла достигать 10 миль.

В начале 60-х годов подводные лодки стали оснащаться первыми радиосекстанами, которые позволяли определять высоту Солнца, Луны и даже некоторых ярких звезд в любую погоду. Кроме этого, на подводных лодках появились инер-циальные навигационные системы, позволившие значительно снизить невязку. Так, в режиме проведения астрономических измерений один раз в двое суток, невязка не превышала 4 миль. Именно благодаря инерциальным навигационным системам советские подводные лодки к началу 70-х годов освоили арктические маршруты.

Полностью проблема навигационного обеспечения в удаленных от побережья СССР районах океана, а также проблема всепогодности была решена только после создания спутниковой навигационной системы. В СССР было развернуто несколько спутниковых систем навигации.193 В состав первой системы, развертывание которой было начато в 1967 г., входило три спутника. К началу 80-х годов количество спутников в этой системе, известной в настоящее время как "Парус", было доведено до 6. Система обеспечивала определение места с точностью до 100 м. В 1976 г. началось развертывание системы "Цикада”, состоящей из 4 спутников и предназначенной в первую очередь для навигации гражданских судов. Военные корабли могли использовать сигналы как той, так и другой системы.

Возрастающие треборания к точности навигации стимулировали разработку второго поколения навигационных спутниковых систем. В отличие от предыдущих, они рассчитаны на получение не двух, а трех координат пользователя, а также трех компонентов его вектора скорости. В 1982 г. Советский Союз начал развертывание спутников системы "Глонасс" ("Ураган"), аналогичной созданной в США системе Navstar/GPS. В 1996 г. развертывание системы, которая объединяет 24 спутника, было завершено. Заявленная точность полностью развернутой системы "Глонасс" составляет 10 м по каждой из координат и 0.05 м/с по каждой из компонент вектора скорости.

Действия при получении приказа на применение ракетного оружия

Стратегические подводные лодки проектов АВ-611, 629, 658 и 667А должны были перейти в район стартовых позиций для осуществления пуска ракет по целям. Положение стартовых позиций указывалось в пакете Генштаба, который вскрывался после получения приказа о повышении боеготовности и следовании в район стартовых позиций. В случае получения приказа на применение ракетного оружия предусматривалось вскрытие еще одного пакета Генштаба, который хранился в личном сейфе командира РПКСН. В этом пакете содержались коды, которые должны быть введены в систему управления ракет для того, чтобы осуществить их пуск. Решение о вводе полученного кода и пуске ракет принималось только после проверки правильности полученного приказа одновременно не менее, чем двумя лицами, включая командира ракетоносца и его старшего помощника.

После прибытия ракетоносца на стартовую позицию осуществлялась предстартовая подготовка, которая включала переход подводной лодки на глубину стрельбы, уточнение местоположения, проверку основных агрегатов ракеты, нацеливание. Процесс предстартовой подготовки на подводных лодках первого поколения занимал около часа. В дальнейшем процедуры предстартовой подготовки были автоматизированы, что позволило существенно сократить ее длительность. На современных ракетоносцах для проверки правильности приказа на пуск, выхода на стартовую глубину и проведения заключительных предстартовых операций требуется не более 9-15 минут.

В начале 70-х годов был изменен порядок передачи приказа на применение ракетного оружия. Разрешающие коды стали передаваться вместе с приказом на пуск по каналам связи с РПКСН. Система управления стратегическим оружием стала более централизованной. Такая процедура применяется и в настоящее время.

По мере совершенствования техники улучшались и характеристики системы управления стартом ракет. На первых ракетных подводных лодках стрельба могла осуществляться одиночными ракетами с интервалом от 15 до 30 минут. РПКСН проекта 667А были способны стрелять четырехракетными залпами. Интервал времени между последовательными стартами ракет не превышал 15-20 секунд, а между последовательными залпами —трех минут.1 Ракетоносцы третьего поколения способны осуществлять стрельбу залпом любым количеством ракет из своего боезапаса.

Существовавшие в СССР планы использования стратегических подводных лодок предусматривали, что после осуществления первого ракетного удара ракетоносцы должны возвратиться в базы для перезарядки своих пусковых установок новыми ракетами и подготовки к повторному выходу в море. В СССР были построены специальные суда для транспортировки БРПЛ и погрузки ракет на ракетные подводные лодки в маневренных пунктах базирования флота.'99 В 60-70-е годы эти функции выполняли суда проектов 323А и 323Б (Lama). В середине 1970-х были построены суда различных модификаций проекта 1791 (Amga), а в 1985 г. в состав Северного флота вступило судно "Александр Брыкин" (проект 11570), специально предназначенное для перевозки ракет Р-39 для ТРПКСН проекта 941.




 






Военное обозрение

 
 
  Новости  
  Авиация  
  Россия  
  Флот  
  РВСН  
  Оружие  
  Страны  
  Фирмы  
  Книги  
  Видео  
  Фото  
  Словарь  
 



Реклама