Развитие ракетной техники в 30-е-50-е годы  
 

Ядерное
оружие

 


Развитие ракетной техники в 30-е-50-е годы

Фундамент для развертывания отечественных работ по ракетной технике был заложен в предвоенные годы. В конце 20-х —начале 30-х годов работы в области ракетной техники в основном были сосредоточены в Газодинамической лаборатории в Ленинграде и Группе изучения реактивного движения в Москве. Лаборатория в Ленинграде, ставшая первой государственной ракетной лабораторией, была создана 21 мая 1921 г. по решению Совета народных комиссаров РСФСР для разработки изобретений Н. И. Тихомирова —инженера-химика, предложившего технологию создания реактивных снарядов на бездымном порохе. В июне 1928 г. она была переименована в Газодинамическую лабораторию Военного научно-исследовательского комитета Реввоенсовета СССР (ГДЛ), ас 1931 г. стала подчиняться Управлению военных изобретений Технического штаба начальника вооружений Рабоче-крестьянской Красной Армии (РККА). Московская Группа изучения реактивного движения (ГИРД) образовалась в сентябре 1931 г. как коллектив энтузиастов в системе Общества содействия авиации и химии (Осоавиахим). С лета 1932 г. работа ГИРД осуществлялась в тесном контакте с Управлением военных изобретений Технического штаба начальника вооружений РККА. Научно-технический совет ГИРД первоначально возглавлял Ф. А. Цандер. С ноября 1931 г. во главе научно-технического совета встал С. П. Королев. В 1933 г. произошло объединение ленинградской ГДЛ и московской ГИРД, в результате которого был образован Реактивный научно-исследовательский институт (РНИИ) под руководством бывшего начальника ГДЛ И. Т. Клейменова. РНИИ, первоначально подведомственный Народному комиссариату по военно-морским делам, был вскоре переподчинен Народному комиссариату тяжелой промышленности (НКТП) и переименован в НИИ-3 НКТП.

В техническом плане работы предвоенного периода не достигли уровня, который позволил бы создавать баллистические ракеты дальнего действия. Основные усилия в то время были сосредоточены на создании неуправляемых реактивных снарядов на твердом топливе и, в меньшей степени, крылатых ракет с жидкостными ракетными двигателями. На ход работ повлияло и то, что в 1937-1938 гт. руководство и многие ведущие работники НИИ-3 были репрессированы. Тем не менее, в предвоенный период сформировались научные и инженерные кадры, которые впоследствии сыграли решающую роль в развитии ракетной техники.

Стимулом для развертывания в СССР широкомасштабных работ по созданию баллистических ракет дальнего действия стало боевое применение Германи-ей ракет А-4 (”Фау-2”) в заключительный период второй мировой войны. Военное значение баллистических ракет сразу после войны не было очевидным, поскольку по дальности действия и точности ракеты значительно уступали авиации (опыт Германии в этом отношении был скорее отрицательным, чем положительным). Несмотря на это, работам по развитию ракетной техники в СССР было уделено довольно значительное внимание. Неуязвимость баллистических ракет для существовавших средств противовоздушной обороны позволяла надеяться на то, что в перспективе, по мере улучшения боевых характеристик, ракетное вооружение сможет стать эффективным стратегическим оружием.

Кроме того, в Вооруженных силах СССР существовала организационная структура, непосредственно заинтересованная в развитии ракетной техники. Этой структурой были созданные во время войны в рамках артиллерии Гвардейские минометные части (ГМЧ). Именно руководство ГМЧ, в частности член военного совета ГМЧ генерал-майор Л. М. Гайдуков, настаивало на необходимости подробного изучения опыта Германии в области создания баллистических ракет дальнего действия и развертывании аналогичных работ в СССР.

Формальным началом государственной программы в области создания баллистических ракет дальнего действия стало постановление Совета Министров СССР № 1017-419сс "Вопросы реактивного вооружения" от 13 мая 1946 г. Это постановление объявляло создание реактивного вооружения "важнейшей задачей" и предписывало проведение комплекса мероприятий по организации промышленной кооперации для разработки ракетной техники и созданию военных структур для испытаний, приемки и эксплуатации ракетного вооружения. Первоочередной задачей было определено воспроизведение немецкой ракетной техники — баллистической ракеты А-4 и зенитной управляемой ракеты "Вассерфаль". Предусматривалось, что в дальнейшем на основе накопленного опыта будут созданы более совершенные образцы ракетной техники.

На начальном этапе работ, в ходе которого широко использовались опыт немецких специалистов и трофейное оборудование, в СССР была собрана партия ракет А-4, которые были использованы для осуществления испытательных пусков в 1947-1948 гг.

В 1947-1950 гг. в НИИ-88 Министерства оборонной промышленности СССР был разработан первый отечественный ракетный комплекс5 с ракетой Р-1, получившей индекс 8А11.6 Ракета Р-1 (SS-1) целиком воспроизводила немецкую А-4, но изготавливалась полностью самостоятельно: на отечественных производственных мощностях, с использованием отечественных материалов и технологий. Испытания комплекса Р-1 начались 17 сентября 1948 г. и завершились в октябре

1949 г. Постановлением правительства от 25 ноября 1950 г. ракетный комплекс был принят на вооружение. Ракета Р-1 оснащалась зарядом обычного взрывчатого вещества массой 785 кг и при максимальной дальности стрельбы 270 км обеспечивала точность попадания 5 км по дальности и 4 км в боковом направлении.

Малая дальность определялась несовершенством конструктивной схемы ракеты, позаимствованной у А-4. Применение несущего корпуса с расположенными внутри него подвесными баками утяжеляло конструкцию, неотделяемая головная часть предъявляла повышенные требования к прочности корпуса, который должен был переносить аэродинамические нагрузки при входе в атмосферу. Недостатки конструкции Р-1 были очевидны еще до начала работ, но распоряжения правительства не оставляли разработчикам свободы выбора, предписывая воспроизвести зарубежный прототип в точности.

Тем не менее, уже в 1946 г., параллельно с освоением А-4 и разработкой Р-1, начались работы по созданию комплекса Р-2 (SS-2), обладавшего значительно улучшенными характеристиками. На ракете Р-2 была впервые применена отделяемая головная часть и несущий бак горючего.9 Для повышения точности попадания по направлению использовалась боковая радиокоррекция траектории. Были также повышены тяга и удельная тяга двигателя за счет увеличения концентрации спирта в горючем, давления в камере сгорания и степени расширения газа в сопле. Все эти меры позволили повысить дальность стрельбы более чем вдвое без ухудшения относительной точности попадания (при максимальной дальности стрельбы 576 км максимальное отклонение головной части от цели составляло 8 км по дальности и 4 км в боковом направлении). В конструкции ракеты Р-2 впервые были применены алюминиевые сплавы, что позволило существенно уменьшить относительную массу конструкции. Испытания комплекса Р-2, которому был присвоен индекс 8Ж38, начались в сентябре 1949 г., а 27 ноября 1951 г. он был принят на вооружение.

Хотя ракетный комплекс Р-2 обладал лучшими тактико-техническими характеристиками чем Р-1, он не удовлетворял в полной мере требованиям боевого применения. Большое количество и громоздкость агрегатов наземного оборудования, вызванные, в частности, использованием жидкого кислорода в качестве окислителя, а также применение радиотехнических средств для управления полетом, делали комплекс малоподвижным и уязвимым. Наземное оборудование для подготовительно-проверочных работ на одной ракете включало более 20 различных машин и агрегатов. Для подготовки ракеты к пуску требовалось до 6 часов, в том числе около 4 часов на стартовой позиции.

Необходимость создания ракетного комплекса, более полно отвечающего требованиям боевого применения, привела к принятию в 1951 г. решения о разработке комплекса Р-11 (SS-lb Scud А). В новом комплексе, также разработанном НИИ-88, использовались высококипящий окислитель (азотная кислота), а также полностью автономная система управления и более совершенное наземное оборудование. По дальности и мощности боезаряда Р-11 соответствовала ракете Р-1, но была значительно легче и удобнее в эксплуатации.

Летно-конструкторские испытания ракеты Р-11 и наземного оборудования проводились с апреля 1953 г. по февраль 1956 г.12 13 июля 1956 г. ракета, получившая индекс 8А61, была принята на вооружение.13 Ракетный комплекс Р-11 стал первым в ряду ракетных комплексов оперативного и оперативнотактического назначения, которые после образования Ракетных войск стратегического назначения остались в ведении Сухопутных войск.

Параллельно с совершенствованием эксплуатационных характеристик ракетных комплексов продолжались работы по увеличению дальности полета ракет. Следующим шагом в этом направлении стало создание ракеты Р-5 (SS-3), дальность которой—1200 км —вдвое превышала дальность Р-2. Проект ракеты Р-5 появился в результате проведенной в 1947-1949 гг. разработки эскизного проекта ракеты Р-3, дальность которой должна была составить 3000 км. В ходе этой работы было показано, что создание одноступенчатой ракеты с дальностью полета 3000 км технически возможно, но нецелесообразно. Более рациональным способом увеличения дальности ракет являлась разработка составных (двухступенчатых) ракет, с помощью которых можно достичь межконтинентальной дальности. В результате было решено вместо экспериментальной ракеты Р-ЗА (создание которой должно было стать этаном отработки Р-3) разработать эксплуатационную одноступенчатую ракету Р-5 с дальностью полета до 1200 км.

Проект ракеты Р-5 был подготовлен к октябрю 1951 г. В конструкции ракеты Р-5 несущими были сделаны оба топливных бака. Комбинированная система управления — автономная по дальности и радиотехническая система коррекции в боковом направлении —обеспечивала точность до 1.5 км по дальности и 1.25 км в боковом направлении. Летные испытания ракеты Р-5, получившей индекс 8А62, начались 15 марта 1953 г. и продолжались до февраля 1955 г.14 Ракета Р-5, оснащенная обычной головной частью, по всей видимости не принималась на вооружение, поскольку за время ее отработки появилась возможность оснащения ракеты ядерным боезарядом.

Работы по оснащению баллистических ракет "специальными" зарядами начались в 1952-1953 гг. В 1953-1956 гг. были проведены экспериментальные пуски ракет Р-2 в рамках тем "Герань" и "Генератор”. Испытания предусматривали размещение в головной части ракеты контейнера с радиоактивной жидкостью, которая должна была распыляться над целью. Эти работы не получили дальнейшего развития.

Одновременно на основе ракеты Р-5 был создан первый ракетный комплекс с собственно ядерным боевым зарядом. Испытания этого комплекса, получившего обозначение Р-5М (SS-3), начались в январе 1955 г. и завершились в 1956 г. В ходе летных испытаний Р-5М было проведено первое полномасштабное натурное испытание ракетно-ядерного оружия. В ходе этого испытания, проведенного 2 февраля 1956 г., с полигона Капустин Яр была запущена ракета Р-5М с боевой ядерной головной частью, которая взорвалась в расчетной зоне в районе озера Балхаш. Ракетный комплекс Р-5М был принят на вооружение 21 июня 1956 г.

По нынешней классификации такие ракеты относятся к классу ракет средней дальности, но во время своего создания Р-5 считалась первой стратегической ракетой, так как ее дальность позволяла использовать ракету для поражения стратегических целей в Европе.

После оснащения Вооруженных сил ядерными и неядерными ракетными комплексами, способными решать задачи в пределах ближних театров военных действий, следующим этапом развития советской ракетной техники стало создание ракет межконтинентальной дальности.




 






 
 
  Новости  
  Каталоги  
  Россия  
  Книги  
  Док. фильмы  
  Фото  
  Словарь  
 
 
  Поделиться  
 
 

 



Реклама

 
 

 
 
 


 
 
Top.Mail.Ru